"Может, тебе только кажется, что ты - финансист?" (с)
В кои-то веки нормальный комментарий на "Лабиринте" под сборником детских стихотворений - среди десятков других насчет "ужас-ужас, какие жЫстокие стихи для наших милых детАчек пишут эти ваши все": "Насколько я помню, зайку бросила хозяйка, мишке оторвали лапу, Раскольников убил бабку с особой жестокостью и голова Берлиоза отделилась от туловища под колесами именно трамвая))) Как?! Какой подвиг совершили наши родители и учителя, чтоб вырастить нас вполне адекватными людьми в такой жесточайшей обстановке русской (и не очень) литературы?! А все просто - они нас научили думать".

По этому поводу - история из моей жизни. В детстве - лет в девять, что ли - по телевизору я начала смотреть фильм Леонида Нечаева "Безумная Лори". А там все очень страшно - папа девочки в депрессии после смерти мамы девочки, в итоге девочка никому не нужна, единственное, что у нее есть в жизни важного, - это кошка. И вот эта кошка заболевает, а папа-ветеринар принимает решение ее усыпить, даже не попытавшись вылечить. На моменте, когда у девочки отобрали больную кошку, унесли в кабинет, а девочка бьется с рыданиями в дверь этого кабинета, - моя мама решила, что дальше я этот фильм не смотрю, потому что ужас-ужас. И выключила. Я не смогла ее разубедить. И я все эти почти тридцать лет думала, что кошка в фильме умерла. И каждый раз при упоминании этого фильма как-то все внутри нехорошо сжималось и дергалось. И вот в апреле этого года я пересмотрела всего Нечаева - в том числе и "Безумную Лори", хотя для этого пришлось приложить к себе некоторые усилия. И вот тут-то и выяснилось, что кошка осталась жива, папа девочки пришел в себя, все помирились и жили долго и счастливо. А ведь я могла досмотреть тогда фильм до конца - и не носить в себе эту дыру десятки лет. Странно, но при этом пластинку про "Белого Бима - черное ухо" мне слушать не запрещали, правда, я и сама после первого прослушивания не рвалась. И кино смотреть не стала. Как-то это оказалось слишком даже для меня.

@темы: размышлизмы, мать-ехидна